Подпишись на самые актуальные события в индустрии сельского хозяйства
Рецепт успеха

Агриппина Стеклова:
Природа помогает мне услышать себя

Уже больше двадцати лет она не перестает удивлять в театре и в кино своей яркостью, темпераментом и разностью, не теряя при этом свою индивидуальность. И не боится ни на сцене, ни на экране быть смешной, некрасивой, нелепой. Она называет себя счастливой женщиной, потому что встретила своего мужчину, актера Владимира Большова, родила прекрасного сына, любимая профессия отвечает ей взаимностью, а теперь и потому, что сын Данил Стеклов, актер МХТ, прошлым летом подарил ей внука.

Досье

Агриппина Стеклова, заслуженная артистка РФ, лауреат Государственной премии
им. К. С. Станиславского. За лучшую женскую роль награждена призами XXIV всероссийского кинофестиваля «Виват, кино России!» (Санкт-Петербург), фестиваля кино и театра «Амурская осень» (Благовещенск), международного фестиваля нового европейского кино «Златната липа» (Болгария).

Родилась 15 февраля 1973 года в Краснодаре в семье актера Владимира Стеклова. Детство провела в Петропавловске-Камчатском. Выпускница актерского курса РАТИ (ГИТИСа). Служит в театре «Сатирикон» с 1995 года.

Играла и играет в театре «Сатирикон», театре на Малой Бронной, театре им. Пушкина и в Другом театре в спектаклях «Кьоджинские перепалки», «Жак и его господин», «Гедда Габлер», «Макбет», «Король Лир», «Деньги», «Чайка», «Лондон-Шоу», «Все оттенки голубого», «Дон Жуан», «Тартюф», «Рыцарь пламенеющего пестика», «Валентинов день» и других.

В кино дебютировала в 1989 году. Снималась в фильмах и сериалах «Беглые родственники», «Рая знает», «Райские кущи», «Клинч», «Инсайт», «Корабль», «Географ глобус пропил», «Бедные родственники», «Жила-была одна баба», «Коктебель» и других.

Муж – Владимир Большов, актер «Сатирикона», сын – Данил Стеклов, 26 лет, актер МХТ, дочь – Мария Большова, 25 лет, актриса театра «Мастерская П. Фоменко», внук – Петр Стеклов, 11 месяцев.
Агриппина Стеклова
Агриппина Стеклова

– Граня, у тебя очень напряженный график – спектакли, репетиции, съемки, гастроли... Тебе нравится жить в таком ритме или в идеале хотелось бы чуть меньше работать, чтобы уделять больше времени семье и самой себе? Это актерская жадность или желание зарабатывать, пока есть возможность?

– Это совокупность всего. Сейчас такой период, но не могу сказать, что постоянно адски занята. Я не снималась почти год. То меня не утверждали, то не очень нравился материал или было просто тотальное невезение по срокам, потому что уже были театральные обязательства. Не могу сказать, что сильно страдаю, когда не снимаюсь, хотя уже тоскую по съемочному процессу.
Но пока мне не нужно бороться с нищетой, то нет нужды соглашаться на что-то средненькое. Мне в этом смысле очень повезло с мужем, который мне в таких случаях говорит: «Нет, не надо». В жизни вообще часто бывает либо все, либо ничего.

– Но сезон у тебя был очень насыщенный по театральным работам и зарубежным гастролям...

– Это правда. Я выпустила спектакль «Рыцарь пламенеющего пестика» в театре имени Пушкина у Деклана Доннеллана. Был кастинг. После проб вечером того же дня или на следующий мне позвонил Евгений Александрович Писарев и сказал, что выбор сделали в пользу моей кандидатуры, и добавил, что нужно будет договориться с Константином Аркадьевичем о возможности моих репетиций и о поездке в Париж на выпуск спектакля.
Агриппина Стеклова на площадке
Агриппина Стеклова на площадке

– Как тебя отпустил Райкин? Ты и так задействована на стороне, а здесь было понятно, что предполагается много зарубежных гастролей.

– Райкин с пониманием к этому относится. Хотя я не могу сказать, что так уж много играю на стороне. Но все это было не в ущерб «Сатирикону». Всегда все коллективы подстраивались под наш театр, а здесь «Сатирикон» готов подстраиваться под гастроли. Самой большой проблемой была необходимость уехать в январе почти на месяц. И Константин Аркадьевич пошел навстречу, вошел в мое положение, что это все-таки Деклан Доннеллан, за что ему огромное спасибо. Мы выпускали спектакль в Париже. Это был очень любопытный опыт. Потом мы уже были на гастролях в Мадриде, скоро нам предстоит играть в Лондоне. Очень интересно играть для другой публики, не для русских, это новый опыт в моей жизни.

– Ты целый месяц провела во Франции. Страна открылась тебе с неизвестной стороны?

– Наверное, открылась. Хотя бы потому, что я жила просто в апартаментах, могла себе что-то приготовить, то есть почувствовала обычную жизнь. Много гуляла, ходила по Парижу и очень тосковала по дому. Очень! Из этого опыта я вынесла, что как бы и где прекрасно ни было, я очень домашний человек и сильно скучаю по своим родным и по дому.
Агриппина Стеклова на площадке
Агриппина Стеклова на площадке
«КАК БЫ И ГДЕ ПРЕКРАСНО НИ БЫЛО, Я ОЧЕНЬ ДОМАШНИЙ ЧЕЛОВЕК И СИЛЬНО СКУЧАЮ ПО СВОИМ РОДНЫМ И ПО ДОМУ»

– У тебя есть любимые места в нашей стране?

– Я очень люблю нашу страну и нашу природу. Хотя любое место на планете вне зависимости от того, наша ли это страна, если оно красиво, то оно мне интересно. Мне кажется, что если я назову определенный край нашей страны, то это будет несправедливо по отношению к другим. Приморье – это вообще фантастика. Мне оно снится с детства до сих пор. Я думаю, что когда-нибудь все-таки вновь попаду на Камчатку. Во мне живут яркие детские воспоминания, это край невероятной красоты и сочности. Как не сказать про Крым, где я недавно была. Это тоже моя малая родина, у меня там жили дедушка с бабушкой. Я училась целый год в Симферополе и каждый год туда ездила. Питеря очень люблю.

– Ты уже ощущаешь свой статус: в гонорарах, райдере?

– У меня нет райдера, единственное требование – горячая вода и тишина (улыбается). Если это касается театрального проекта (мы не берем «Сатирикон»), то я всегда договариваюсь о том, что мне могут платить любые деньги до выпуска спектакля. А после выпуска, исходя из своего участия и притока зрителей, мы с директором решаем этот вопрос. В кино все зависит от сценария, от режиссера и от моего желания.

– В прошлом году ты стала бабушкой: у Данилы родился сын. И есть возможность лето посвятить внуку...

– Безусловно. Сейчас я с радостью могу больше времени проводить с семьей. Но я и так в любую свободную минуту работаю бабушкой. Вот недавно ездила на дачу, чтобы сидеть с Петей несколько дней. Данила вырвался на один выходной туда, потому что у него выпуск спектакля в МХТ, а у Нади начинаются репетиции спектакля. А моя мама, наша главная бабушка, там уже давно. Я буду время от времени наслаждаться отдыхом на природе, свободой и общением с Петькой. Ему уже одиннадцать месяцев. Он очень живой, замотивированный парень со своим характером и со своим лицом, как мне кажется.
Агриппина Стеклова с отцом и сыном
Агриппина Стеклова с отцом и сыном

– Пошел в стекловскую породу?

– Не знаю, но он довольно настырный, упрямый. Это уже в нем очевидно прослеживается. Он злится, упорствует, когда у него что-то не получается, включить или выключить например. Но вообще он довольно позитивный парень. Со дня на день, думаю, должен пойти. Говорит пока «мама», «папа», «дай», активно разговаривает на своем языке, по большей части мы его понимаем. Петя – это наше счастье! Я чувствую какую-то беззаветную чистую любовь без права что-то от него требовать. Я его обожаю.

– Ты довольна тем, что вы построили дом далеко, даже не в Московской области?

– Довольна. Там все другое, в том числе фантастическая природа. Мы живем рядом с Поленово, это невероятно красивые места и совсем другой воздух. А если выбрать удобное время, то в дороге можно пробыть не дольше полутора часов.

– У вас деревянный дом?

– Да, у нас сруб. Он должен был отстаиваться, так что строительство мы начали давно. И нам это было крайне удобно, потому что так мы решали финансовые вопросы. В один год фундамент закладывали, в другой – собственно строили, потом отделывали. Но дом у нас небольшой, хоть и в два этажа, только чтобы хватало места на всю семью.
Агриппина Стеклова
Агриппина Стеклова

– Вас потянуло построить дом просто из желания самим бывать на природе или с расчетом на то, что в семье появится ребенок?

– Не знаю, это был естественный процесс. У нас давно была эта земля, недалеко от нас находится дом Володиной сестры, рядом стоит старый дом Володиной мамы. Мы вроде бы все рядом друг с другом, но в то же время на приличном расстоянии, у нас большой участок.

– Ты как-то произнесла фразу, что хочется быть первой. Это роли, имена режиссеров, премии или любовь публики и модные сегодня понятия «рейтинг» и «медийность»?

– И рейтинги и медийность – это составляющие профессии. Но для меня все-таки профессия измеряется не этим, а количеством замечательных режиссеров, с которыми посчастливилось встретиться, и количеством ролей, которые в тебя «попали», – удачных или даже знаковых. И, безусловно, плох тот солдат, который не хочет стать генералом. На мой взгляд, довольно бессмысленно заниматься этой профессией, если не желать быть в ней первым. Другое дело, какими средствами и способами ты идешь к этому. Но тем не менее здоровое тщеславие и здоровые амбиции никому еще не мешали. И если ты не стремишься играть главные роли, и играть их если не блестяще, то по крайней мере хорошо, то я не очень понимаю, для чего и зачем вообще все это?! Важно, чтобы тебя отметили коллеги, но без зрительского признания все это не имеет смысла. Все равно публика все решает.
Прекрасная Агриппина Стеклова и Александр Щекин (МИТРО).
Прекрасная Агриппина Стеклова и Александр Щекин (МИТРО).

– Ты отдаешь себе отчет, что сегодня ты, по сути, первая актриса «Сатирикона»? Дает ли это большую свободу выбора, например возможность отказаться от чего-то, предложить что-то?

– Нет, я не могу назвать себя первой актрисой «Сатирикона». Во- первых, когда ты достигаешь некой вершины, ты уже идешь, грубо говоря, с ярмарки. А мне бы этого не хотелось. Во-вторых, у нас в театре здоровая конкуренция: много женских имен, дарований и индивидуальностей как моего поколения, так и чуть старше или младше. И это прекрасно! Если честно, я с трудом себе представляю ситуацию, когда бы я пошла к художественному руководителю и сказала: «Вы знаете, это не моя роль». Может быть, это и могло бы произойти, если бы я внутренне это очень чувствовала. Но в таком случае, говорю абсолютно искренне, это не мешало бы мне и десять лет назад так же сделать. Как если бы репетировалось то, что мне, казалось, не может существовать без меня, я и тогда могла бы подойти к Райкину и сказать: «Пожалуйста, дайте мне возможность это попробовать». И скажу больше, я почему-то уверена, что он не отказал бы мне, даже и тогда. Но это не означает, что и сейчас он не мог бы сказать: «Извини, не получилось». То есть это совершенно не связано с моими заслугами, званиями, премиями. И вообще, прошлые заслуги в нашей профессии не считаются. Как оперирующий хирург не может, ошибившись на 1001 операции, сказать, что до этого он тысячу сделал хорошо.

– Когда ты почувствовала первый настоящий актерский успех?

– Наверное, это произошло с дипломным спектаклем «Дульсинея Тобосская». Этот спектакль, и моя роль в частности, были отмечены на фестивале, и даже сейчас еще некоторые мои коллеги по другим театрам, друзья помнят меня в этом спектакле (улыбается).
Описание фото

– А как ты относишься к маленьким ролям?

– Я у Андрея Сергеевича Смирнова в фильме «Жила-была одна баба» играла совсем небольшую роль. Но когда я прочла его сценарий, то просто напросилась к нему. Я так хотела работать со Смирновым и была в потрясении от сценария, что мне было все равно, какую роль там играть. Пожалуй, это единственный случай в моей биографии, когда я сама долго просила попробовать меня. И он, увидев, какой я пришла к нему, отказал со словами: «Гранечка, нет-нет, с вами, скорее всего, не сложится, хотя я знаю, какая вы удивительная, замечательная». Он наговорил мне массу прекрасных слов, но сказал, что ему нужны другие лица. Я уговорила его попробовать меня. Он согласился, но после все равно отказал, вплоть до таких слов: «Очень хорошая кожа, очень хорошие зубы, но...» А я ответила, что испортить не так сложно, и уговорила его попробовать еще раз. Вообще, иногда все вроде бы складывается в твою пользу, а потом что-то бумс... и оно разворачивается от тебя, пасьянс не складывается. А порой кажется, что все неудачно: и ты была не в настроении, и не попала, а оно тук-тук... и сложилось. Бывает, блестящий режиссер, прекрасная команда – и артисты, и художник, и сценограф, а спектакль не получается. В этом всегда есть момент некоего чуда. То есть, конечно, нужно все к этому чуду подводить: брать хороших артистов, художников, оператора... Но это всегда какой-то химический процесс. Как в любви. Мужчине, например, всю жизнь нравились длинноногие блондинки с голубыми глазами, а в итоге у него жена маленькая кареглазая брюнетка, и он ее обожает. Вот и все. Но я точно знаю, что когда режиссер хочет сделать ту или иную вещь, он должен болеть ею. Он должен так хотеть этого, что не просто болеть, а умирать! И чем старше я становлюсь, тем больше я это понимаю. Тогда процент того, что звезды сойдутся, возрастает. Это моя новая теория (улыбается).

– Это относится и к артисту?

– Идеальный вариант – да. Но если нет, то режиссер должен тебя этим заразить. Например, я совсем не предполагала даже в своих самых смелых фантазиях, причем и двадцать лет назад, что я – Нина Заречная. Маша – да, но Нина – никак. Кстати, с Юрием Бутусовым у меня такое было трижды. В «Ричарде» я очень хотела играть Маргариту, а играю Елизавету и ни грамма об этом не жалею. В «Лире» больше ассоциировала себя с Гонерильей и даже была распределена на эту роль, а в итоге стала Реганой и думаю: «Боже, а я ведь так хотела играть Гонерилью». В «Чайке» жаждала играть Аркадину и начинала ее репетировать. Я была просто больна ею! Мне казалось, что это все про меня, про мою ситуацию: про взрослого сына, творческого человека, и т. д. Я доказывала Бутусову, что роль Нины – не моя. Но чем больше я показывала ему проб на Заречную, говоря, что это невозможно, тем больше он убеждался, что ее должна играть я. И сейчас я потрясаюсь, как могла не мечтать о четвертом акте, не видеть и не чувствовать финальную сцену Нины и Треплева. Ведь это одна из лучших сцен, если не лучшая, мирового репертуара. Чехов, конечно, гений!
«Я ВЕРНА ТЕАТРУ, И ОН ОТВЕЧАЕТ МНЕ ВЗАИМНОСТЬЮ»

– Вечный и банальный вопрос первенства у актера: театр или кино?

– Я верна театру, и он отвечает мне взаимностью. Хотя это не означает, что кино мне неинтересно, что я его не люблю. Но театр, конечно же, занимает лидирующую позицию в моей жизни. Это магия: и потому, что это всегда происходит здесь и сейчас, и потому, что ты сразу имеешь то, что заслуживаешь, даже в количестве аплодисментов и дыхании зала. Я говорю прописные истины, но эти ощущения артисту ничто не заменит.
Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!

Вам также понравится